В чём сила АСИЗ?

Ответ на этот вопрос мы пытались сформулировать в беседе с президентом Ассоциации разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты (АСИЗ) Владимиром Котовым. Наша беседа состоялась накануне открытия 25‑й Международной специализированной выставки «Безопасность и охрана труда» (БИОТ), организатором которой совместно с Министерством труда РФ выступает отраслевая ассоциация.

В чём сила АСИЗ?

Владимир Иванович, помните ли вы первую выставку БИОТ, на которой довелось побывать?

Самую первую выставку в 1992 году я не посещал, поскольку был тогда студентом Московского инженерно-физического института (МИФИ) и только начинал своё знакомство с рынком спецодежды. Но когда выставка переехала на ВДНХ, наша компания «Росспейс» приняла в ней активное участие. Для нас это была возможность познакомиться с коллегами, работающими в этом же сегменте, и заявить о себе на рынке. Помню, что выставка помещалась в одном зале, все стенды имели абсолютно стандартную застройку. И мы тогда решили, что обязательно должны чем‑то отличаться. Уже со следующего раза мы начали одевать сотрудников, работающих на стенде, в нашу же экипировку — сигнальные жилеты с надписью «Росспейс».

Для рынка спецодежды название вашей тогдашней компании было достаточно необычным. Это как‑то связано с космосом?

С космосом — нет, скорее с русскими просторами. Мы создали компанию, ещё будучи студентами, и основным направлением деятельности было знакомство иностранных гостей с нашей страной. Мы водили их в походы, организовывали выходы на яхтах. Первый логотип нашей компании — спинакер (тип паруса) на фоне заходящего солнца. Очень романтично это выглядело.

Что же таких романтиков привело в весьма прозаичную сферу спецодежды?

Всё произошло абсолютно случайно, нами двигало желание выжить, а для этого заработать денег, чтобы кормить семьи. Моё окончание МИФИ совпало с распадом Советского Союза. Планировалось, что я буду работать на синхрофазотроне, построить который собирались под Зеленоградом. Выкопали огромный котлован под него — и на этом всё заглохло. Потом коллайдер построили, как известно, в Швейцарии. А множество моих коллег, молодых физиков, вынуждены были в начале 90‑х срочно переквалифицироваться. Многие ушли в сферу финансов, нашли себя в бизнесе. Уникальный микс университетского физико-математического образования с классическим техническим позволил быстро адаптироваться к новым условиям.

Изучение физики, на мой взгляд, вряд ли напрямую способствует развитию предпринимательских качеств. Когда вы почувствовали или поняли, что бизнес это ваша сфера?

Я бы сказал так: в советское время в МИФИ и в другие ведущие технические вузы шли люди с активной жизненной позицией. Не все из них были нацелены исключительно на научную карьеру. Кстати, и работать в науке остались единицы. Но предварительный отсев на этапе поступления приводил к тому, что студентами становились лучшие из лучших с активной жизненной позицией.

Да, могу себе представить, как непросто было поступить в серьёзный столичный вуз мальчику из небольшого посёлка…

Я учился в школе в рабочем посёлке Бакшеево Шатурского района Московской области. Если вы знаете город Рошаль, то от него нужно было ещё шесть километров идти пешком, так как в то время автобусы ходили редко. Но в нашей школе работали замечательные учителя, настоящая сельская интеллигенция. И я благодарен учительнице по физике Валентине Яковлевне Давыдовой, которая рекомендовала мне нужные книги, отвечала на все мои вопросы. Плюс к этому я учился в ЗФТШ (Заочная физико-техническая школа при МФТИ). Плюс журнал «Квант», откуда мы решали задачи, разнообразные олимпиады, на которые меня отправляла школа и выделяла даже небольшую сумму на обед, что было хорошим подспорьем. Кстати, в олимпиадах я часто становился победителем.

То есть вы были прирождённым физиком?

Я очень любил решать задачи, любые — по физике, математике, бытовые. И получив в школе большой опыт решения задач по естественнонаучным предметам, я применял этот подход во всех сферах. Сталкиваясь с любой жизненной ситуацией, я превращаю её в задачу и решаю. Поэтому категорически не люблю слово «проблема», использую слово «задача». Вот вы спрашивали меня про бизнес. Начало 90‑х, галопирующая инфляция, невозможность работать по выбранной специальности — для меня это была очередная задача, которую нужно было решить.

В чём сила АСИЗ?
Зам. председателя правительства РФ Татьяна Голикова на выставке БИОТ-2019

Продажа, а потом и производство спецодежды на рынке стали хорошей стратегией — ваша компания входила в топ-5 на федеральном уровне.

Да, мы вкладывали средства в развитие собственного производства, а не просто перепродавали то, что производили другие. И потом мы всегда нестандартно подходили к собственному продвижению. Помимо выставки БИОТ, участвовали в выставке «Телогрейка», проходившей в КВЦ «Сокольниках». Одними из первых там построили двухэтажный стенд. Со второго этажа было удобно наблюдать за показами Дома моды Вячеслава Зайцева. Мы одни из первых выпустили каталог своей продукции. Ещё в начале 2000‑х внедряли штрих-коды на своей продукции и увязывали их с системой 1С. Тогда это было новаторство, мы в чём‑то опередили время.

Когда в 2013 году вас пригласили на работу в администрацию Шатурского района — вашей малой родины, сложно было выйти из бизнеса?

Последовательность событий была несколько иной: сначала я вышел из бизнеса, а уже потом меня пригласили стать чиновником, чтобы реализовать имеющийся опыт предпринимателя и организатора.

Как вы сейчас вспоминаете эти два года, которые вы проработали в органах власти?

Я все периоды своей жизни вспоминаю с благодарностью. Прежде всего, я хотел применить свои опыт, знания и навыки на благо родного района. Звучит несколько пафосно, но, как говорится, из песни слов не выкинешь. И когда у меня появилась такая возможность, я её реализовал. Важным моментом было и то, что я не терял связи с местными жителями, знал их потребности и проблемы.

Получается, у вас была возможность посмотреть на бизнес с другой стороны — с позиции органов государственного управления?

Да, мне было очень интересно, как воспринимают бизнес «по ту сторону окопов». Я понимал, что изменить мировоззрение чиновников мне вряд ли удастся, но хотелось реализовать ряд проектов, которые бы способствовали взаимопониманию этих двух сфер. И я считаю, что нам многое удалось сделать. В достаточно короткий срок мы внедрили бюджетное управление по всем процессам, наладили систему закупок по Федеральным законам № 44 и № 223, что позволило оптимизировать расходы бюджета на 15 %, создали инвестиционную карту и план развития региона.

Когда в 2018 году вам предложили возглавить Ассоциацию СИЗ, опыт ведения бизнеса и работа в органах власти оказались как нельзя кстати…

В промежутке между работой в администрации Шатурского района и в АСИЗ у меня был опыт в качестве директора по развитию крупного предприятия «Москабельмет». Моя задача состояла в выстраивании маркетинговой стратегии и развития по разным направлениям бизнеса. Никогда до этого я не был наёмным сотрудником. Государственная служба — это всё‑таки не найм. В коммерческой компании ты взаимодействуешь с собственниками, с другими топ-менеджерами по горизонтали. Это совсем другой кейс, и он мне много дал и как менеджеру, и как личности.

То есть в АСИЗ вы пришли подготовленным по всем направлениям.

Работу в общественной организации, которой является АСИЗ, я воспринимаю прежде всего как возможность взаимодействовать с руководителями отраслевых компаний, уникальными яркими личностями, которые создали бизнес, развили его и продолжают это делать. И моя задача не просто взаимодействовать, а решать для них задачи, формируя общие цели. Это первое направление деятельности. Второе — взаимодействие с чиновниками. И тут мне помогает понимание, как они мыслят, как решают задачи. И третье направление — это работа с отраслевыми организациями. Мы плотно сотрудничаем с Российским союзом промышленников и предпринимателей, с профессиональными объединениями атомщиков, металлургов, нефтяников, энергетиков, профсоюзами — всех тех, для кого наша подотрасль создаёт средства индивидуальной защиты.

В чём сила АСИЗ?

Когда вы возглавили ассоциацию, в неё входило порядка 80 компаний. Удалось ли за три года расширить членские ряды?

Для начала мы провели своего рода ревизию, и около 20 компаний, которые не видели перспектив в развитии бизнеса на рынке СИЗ, покинули ассоциацию. В целом за прошедшие три года мы выросли более чем в два раза. Сейчас мы объединяем более 120 юридических лиц, за некоторыми из них стоит сразу несколько сот предприятий, поэтому мы считаем, что в общей сложности представляем интересы более пятисот компаний. Ассоциация специалистов по охране труда, Ассоциация центров по охране труда, другие профильные объединения — тоже коллективные члены АСИЗ. Всё это позволяет утверждать, что мы стали единственной организацией, которая является экспертом по всем вопросам, связанным с обеспечением безопасности условий труда. И в этом наша сила.

Каким образом вам удаётся привлечь компании в объединение? Какую выгоду они для себя видят?

Да, это самый первый вопрос, который мне задают: что я с этого буду иметь? Компании платят вступительный взнос — 50 тысяч рублей, потом ежегодные членские взносы в зависимости от оборота. Размер взносов не пересматривался с 2010 года. То есть это не какие‑то астрономические суммы. И я всегда отвечаю, что если вы пришли сюда с надеждой вложить деньги и получить процент, то вы ошиблись адресом. Мы не банк, а общественная организация, членство в которой даёт ряд преимуществ.

Во-первых, вы получаете возможность участвовать в нормотворчестве. Если вы сами не определяете нормы и правила, по которым идёт работа, то значит эти условия определит кто‑то за вас и вам остаётся только подстраиваться. Мне близка проактивная позиция: если мы хотим что‑то изменить, то должны выступать с инициативой и сами её реализовывать. Приятно, что многие предприниматели разделяют такой подход.

Можете привести конкретные примеры взаимодействия ассоциации с органами власти, когда удалось добиться ощутимых результатов?

Конечно, могу. Например, весной 2020 года мы практически спасли отрасль. Когда ввели локдаун и предприятия должны были остановить работу, нам удалось убедить правительство внести изменения в постановление и разрешить предприятиям, выпускающим СИЗ, продолжить работу. Всё это помогло избежать «ямы» в обеспечении населения средствами первой необходимости, и в целом Россия лучше, чем Европа, прошла начальные этапы карантина в первую очередь из‑за того, что предприятия не остановились. Если говорить о первых днях и неделях локдауна, то у нас в офисе был круглосуточный штаб, мы знали досконально, что в какой компании происходит, и буквально круглосуточно взаимодействовали с Минпромторгом.

Отличный пример профессиональной консолидации! Если вернуться к пополнению рядов вашей ассоциации, что ещё, помимо участия в нормотворчестве, привлекает компании?

Второе важное направление — это сертификация СИЗ. Основной документ, на основании которого мы действуем, это Технический регламент Таможенного союза 019. В нём есть отсылки к тысяче ГОСТов. Это сухая техническая информация со множеством параметров, показателей, цифр. Не так уж много экспертов, которые во всём этом разбираются. У нас есть возможность объединить таких экспертов вокруг себя. Если вы вступаете в ассоциацию, то получаете доступ к этому кладезю знаний. Консультации бесплатные или платные, но если платные, то для всех членов АСИЗ предусмотрены скидки.

Скидки — это третье важное преимущество, которое даёт членство в нашем объединении. В том числе и скидки на участие в выставках, на проведение работ по экспертизе качества СИЗ — досудебной или судебной, если в ней возникает необходимость в спорных случаях.

В чём сила АСИЗ?

Помимо организационной работы, ваша ассоциация ведёт и большую информационно-просветительскую деятельность — это и сайт, и «Вестник АСИЗ», и социальные сети. И не только ваша организация, но и вы лично представлены в инстаграме. Какие задачи вы решаете посредством соцсетей?

Я всю свою жизнь был непубличным человеком. Но в период пандемии мне пришлось изменить своим принципам и выйти в публичное пространство.

Причиной стало то, что я увидел тотальную неосведомлённость в вопросах безопасности. Даже мои образованные знакомые поддались панике, начали без меры пользоваться дезинфекторами, были готовы чуть ли не в противогазе спать… Я понял, что нужно широко обсуждать азы безопасного поведения. Поэтому мы актуализировали все свои соцсети и создали мой личный аккаунт в инстаграме. Да, сегодня у меня 11 тысяч подписчиков, но это капля в море. Если мы хотим решить проблему выживания человечества, то должны бороться за внимание людей, доносить до них правдивую информацию. И мы не можем говорить о важных вещах скучно, занудно, потому что тогда мы проигрываем, условно говоря, блогерам типа «ольга бузова». И это понятно, у них привлекательные изгибы, а наша тема — это технические показатели, экспертные заключения.

В вашей ленте инстаграма есть и личные моменты…

Это всё мне очень непросто даётся. Я учусь делать «селфи и стримы, сториз и рилз». Как относятся к этому мои близкие? Напряжённо. Дочь смеётся: «Папа-блогер — горе в семье». Конечно, это не значит, что я готов всю свою жизнь транслировать в инстаграм. Но я понимаю, что личная информация порождает доверие аудитории. Я через соцсети говорю о тех вещах, которые в моём понимании бесспорны: о ценности жизни, о необходимости её сохранить, не подвергая себя опасности. Мы с вами успели поездить по миру и видели, что во многих странах люди рабочих профессий сохраняют здоровье, хорошо выглядят, радуются жизни.

Когда я первый раз выехал за границу в студенческие годы, в Федеративную республику Германия на съезд студентов, самое яркое впечатление — это немецкие бабушки и дедушки, сидящие в барах и ресторанах. Они пили вино, обнимались и танцевали. В России ничего подобного не было. Вот эта радость жизни, а не переполненные магазины меня тогда поразили. Все последующие годы именно такую сверхзадачу я и держу в голове: сделать так, чтобы люди в России как можно дольше сохраняли здоровье и позитивный настрой, а для этого условия их труда и жизни должны быть как можно более комфортными и безопасными.

Беседовала Светлана Костенко,
главный редактор журнала «Легпром ревю»

Вас также может заинтересовать:
Вместо предисловия

Андрей Разбродин, президент Российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности СОЮЗЛЕГПРОМ Российский рынок спецодежды и средств индивидуальной защиты занимает сегодня четвёртое Read more

Инноваторы против «фуфаечников»

Фабрика «Весь мир» выпускает нетканые материалы с уникальными свойствами. ГОСТы пока отстают Владимир Юданов, специальный корреспондент «Легпром ревю» От утеплителя — к суперзащите Read more

«Округ» — 27 лет в строю!

Чтобы познакомиться с историей одной из ярких московских компаний, занявших уверенное место на рынке форменной одежды, мы отправились в их центральный офис недалеко от метро «Планерная». Read more

«Топгард» для металлургов и горняков

Иван Татарчук, д-р техн. наук, доцент, член-корр. Российской инженерной академии, зам. ген. директора по управлению производственным комплексом МОФ «Парижская коммуна» Read more

Развитие отрасли с помощью государственных программ субсидирования

За рубежом лизинг уже давно стал привычным и широко распространённым инструментом финансирования. Из года в год в России его востребованность Read more

Группа компаний «Каро» — надёжный партнёр

В группу компаний «Каро» входит несколько предприятий, готовых к надёжному партнёрскому взаимодействию. ООО «Кароспорт» Предприятие создано в 1998 году и производит высококачественную одежду Read more

Каждая ткань — под конкретные задачи

Анатолий Михайлович Трубин, коммерческий директор ГК «Чайковский текстиль» Какие новинки представит на выставке БиОТ-2021 один из крупнейших производителей тканей для спецодежды и униформы ГК Read more

Нетканые материалы ждут новых волокон

Учёные научно-исследовательского института нетканых материалов сформулировали требования к качеству сырья Валерий Корягин, председатель совета директоров АО «Комитекс»Владимир Шавкин, канд. эк. Read more

Мост между химией и текстилем

Эмиль Айзенштейн, доктор техн. наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники России Химические волокна (здесь и далее подразумевается общепринятое понятие, включая Read more

Спецодежда и репутация

Анна Семёнова, обозреватель ресурса www.1000inf.ru, Иваново Репутация региона — странная штука. Если уж приклеится, то потом потребуются долгие годы, чтобы изменить её. Read more