Отцы советского лавсана — кто они?

Владимир юданов
Владимир Юданов, специальный корреспондент «Легпром ревю»

«Шёлк из нефти»

В июньском номере за 1958 год всесоюзного журнала «Смена» была опубликована статья «Шёлк из нефти», в которой впервые широко прозвучало название отечественного полиэфирного волокна — лавсан. Корреспондент журнала с многотысячным тиражом писал: «Во Всесоюзном научно-исследовательском институте искусственных волокон работает небольшая группа химиков, которой руководит молодой учёный, кандидат технических наук Б. В. Петухов. Прежде чем начать рассказ о работе лаборатории, Борис Владимирович кладёт на письменный стол три предмета. Справа две склянки. В одной из них белый порошок, в другой — прозрачная жидкость. Это исходное сырьё, полученное из обыкновенной нефти. Слева — катушка тонкого прочного синтетического волокна лавсан, технология производства которого разработана в этой лаборатории».

В статье рассказывалось, что впервые такое волокно удалось получить английским химикам (имена не назывались). А далее «одна из крупных фирм завладела открытием и продала его капиталистам США, Италии, Франции, Западной Германии. И везде технологию держали под семью печатями. Советские организации пытались приобрести у английских промышленников необходимые технические документы, но те заломили баснословную цену: они были уверены, что советским инженерам такая задача не по силам. Велико было их разочарование, когда в начале этого года (1958‑го. — Прим. ред.) они прочитали в советском журнале «Текстильная промышленность» статью с подробным описанием технологии лавсана. Наши учёные не прятали в сейфы своё открытие, а сделали его достоянием мировой химической науки».

Статья в журнале заканчивалась, разумеется, оптимистически: «Вскоре появятся многочисленные изделия из лавсана: пальто, костюмы, платья, джемперы, свитеры, носки, чулки, шёлковые гардины, паруса, сети, канаты, ленты транспортёров». В данном случае советская пресса говорила чистую правду. Ну почти: и история возникновения лавсана была несколько иной, и до широкого внедрения химволокон в советскую текстильную промышленность пройдёт ещё не один год…
Патент был засекречен

Полиэтилентерефталат, из которого изготовляют химические текстильные волокна (а также множество других продуктов, из которых самый массовый — бутылки и другие ёмкости для жидкостей), относится к сложным полиэфирам. Природные полиэфиры: плёнки и лаки растительных масел, янтарь, шеллак и т. п. — известны с древнейших времён, а первый синтез полиэфира был произведён Уоллесом Карозерсом, американским химиком и изобретателем, в ту пору возглавлявшим отделение органической химии при новой лаборатории в компании DuPont (США). С 1927 года «Дюпон» вела фундаментальные, чисто научные исследования, не нацеленные конкретно на развитие бизнеса и производство новых коммерческих продуктов.

А вот получение полиэтилентерефталата (причём волокнообразующего) было впервые реализовано в 1939 году Джоном Уинфилдом и его учеником Джеймсом Диксоном, сотрудниками английской компании Calico Printers Association. В качестве мономеров использовались этиленгликоль и терефталевая кислота. Заявка на патент была подана в 1941 году. Ввиду военного времени патент был засекречен и впервые опубликован (краткое описание) лишь в 1947 году. Патент купил химический концерн Imperial Chemical Industries («Ай Си Ай»), который в 1949 году создал пилотную установку (50 т / год) в Хиллхаузе, а в 1953‑м организовал промышленный выпуск полиэфирного волокна и полиэфирных нитей в Вилтоне под торговой маркой «терилен», придуманной Уинфилдом.

Также патент в 1946 году приобрела фирма «Дюпон» и в 1949‑м получила опытные партии полиэфирных нитей. Промышленный выпуск полиэфирных волокон под торговой маркой «дакрон» компания организовала на своём заводе в Кингстоне в 1953 году.

Отцы советского лавсана — кто они?
Полиэфирные волокна получают при соединении этиленгликоля и терафталетовой кислоты. Жидкую массу вытягивают и пропускают через специальные отверстия

В Советском Союзе с 1949 года группа научных сотрудников Института элементоорганических соединений (ИНЭОС) под руководством академика В. В. Коршака приступила к синтезу и изучению волокнообразующих свойств исходного полимера для получения полиэфирных волокон — полиэтилентерефталата (ПЭТ).

Отцы советского лавсана — кто они?
Василий
Владимирович
Коршак

Проведением этих ранних исследований обусловлено и название советского волокна — лавсан (аббревиатура из первых букв названия «лаборатория высокомолекулярных соединений Академии наук»). В дальнейшем эти работы под руководством Б. В. Петухова и А. А. Конкина (директор института) были продолжены во Всесоюзном научно-исследовательском институте искусственных волокон (ВНИИВ, г. Мытищи). Именно здесь на опытном заводе в 1956 году было начато производство полиэфирного волокна на установке мощностью 200 кг / сут.

В 1958 году к научному коллективу присоединился выдающийся учёный, автор нашего журнала Э. М. Айзенштейн (читайте его статью в «Легпром ревю» № 2 / 2021 — Прим. ред.), в ту пору окончивший Московский институт тонкой химической технологии имени М. В. Ломоносова. Первоочередными задачами учёных были разработка и освоение промышленной технологии, выбор для неё оптимального оборудования, подготовка квалифицированных кадров, лабораторной базы и т. д. Советским учёным никто не предлагал воспользоваться наработками английских учёных (хотя переговоры о покупке патента у «Дюпона» действительно шли). Есть небольшая разница в способах и методах получения полиэфирного волокна, использованных разработчиками в разных странах, поэтому каждая группа оформила патент на свой технологический процесс с присущими ему особенностями. В СССР лавсан был получен благодаря Б. В. Петухову и Э. М. Айзенштейну, самостоятельно разработавшими оригинальную технологию синтеза, без изучения исследований английских учёных. Удивительный продукт получали (и получают) при соединении этиленгликоля и терафталетовой кислоты. Жидкую массу вытягивают и пропускают через специальные отверстия. От их диаметра зависит толщина будущего волокна. В процессе производства тонкие частички, похожие на паутину, склеиваются в нити, которые затем наматывают на бобину.

Слаженная деятельность учёных и производственников позволила запустить производство полиэфирных волокон в 1960 году на Курском комбинате химического волокна. Тогда‑то название «лавсан», изначально созданное «для служебного пользования», стало торговой маркой и обрело народное признание.

Отцы советского лавсана — кто они?
В 1960 г. на Курском комбинате химического волокна впервые в СССР было запущено производство полиэфирных волокон

Полиэфирные волокна начали своё триумфальное шествие по всему земному шару. В разных странах их именовали по‑своему: в США — дакрон, во Франции — тергаль, в Японии — теторон, в Германии — текадур. Прижилось и международное название — полиэстер.

Но вернёмся к истории внедрения полиэфирных волокон в СССР и к судьбам учёных, благодаря которым состоялось эпическое соединение химии и текстиля.

Борис ПЕТУХОВ — фронтовик, производственник, учёный

Родился Б. В. Петухов в Ленинграде в интеллигентной семье, где образованию детей и искусству уделялось большое внимание, как и сохранению родовых традиций. На орнаменте ворот и ограды Таврического сада по сей день сохранились инициалы дедушки Петухова, участвовавшего в реставрации этого уникального сооружения. С юных лет Борис пристрастился к рисованию и мечтал стать художником, имел здесь успехи, побеждая на различных конкурсах. После школы сдавал экзамены в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. По трём специальным предметам (рисунок, портрет, акварель) получил «отлично», но… сорвался на русском языке (что не помешало в будущем выработать чёткий грамотный стиль собственных письменных изложений и стать прекрасным редактором научных статей, докладов, различных справочных материалов и т. п.).

Отцы советского лавсана — кто они?
Б.В. Петухов

Петухов не стал жертвовать заветной мечтой в пользу другого вуза и в 18 лет был призван в армию. Великую Отечественную войну он встретил в день своего 20‑летия, неся службу на советско-финской границе. Ранним утром 22 июня 1941 года именинник и вся застава услышали гром артиллерийских снарядов, но это был, к сожалению, не праздничный салют, а начало страшной кровопролитной войны с нацизмом. Борису Владимировичу приходилось участвовать в боях на разных участках Ленинградского фронта, выполняя боевые задания.

После окончания войны Б. В. Петухов поступил в Ленинградский текстильный институт (ЛИТЛП) им. С. М. Кирова. На протяжении всего обучения он получал Сталинскую стипендию и окончил вуз с красным дипломом. Для обучения в очной аспирантуре Петухов был направлен в Ивановский химико-технологический институт, где защитил кандидатскую диссертацию, посвящённую модификации первого в нашей стране синтетического волокна на основе полиамида-6 (капрон).
По окончании аспирантуры Борис Владимирович был приглашён старшим научным сотрудником во Всесоюзный научно-исследовательский институт искусственного волокна, в лабораторию гетероцепных волокон, из которой вскоре было выделено самостоятельное подразделение (сектор) во главе с Б. В. Петуховым. Как было сказано выше, успех пришёл к исследователю в 1956 году, когда на опытном заводе ВНИИВ было начато производство полиэфирного волокна.

В эти годы, отмеченные небывалым подъёмом «большой химии», Борис Владимирович вёл активную научно-производственную деятельность, направленную на совершенствование технологического процесса получения ПЭТ и волокна на его основе, улучшение эксплуатационных свойств последнего, в том числе повышение термостойкости и др. В 1963 году в альма-матер (ЛИТЛП) он защитил докторскую диссертацию. В 1962‑м в Калинине (ныне Тверь) был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт синтетических волокон (ВНИИСВ), куда была передана вся полиэфирная тематика. Туда переехал Б. В. Петухов, вскоре назначенный заместителем директора по научной работе.

В конце 1969‑го по межправительственному соглашению СССР и ГДР была создана объединённая рабочая группа советских и немецких специалистов для разработки процесса получения чистой терефталевой кислоты и полиэфирного штапельного волокна на её основе с прямым формованием из расплава ПЭТ. Во ВНИИСВ под руководством Б. В. Петухова была создана группа с участием 18 немецких специалистов, которой удалось эффективно организовать научно-производственный процесс и значительно сократить сроки разработки и внедрения опытно-промышленного производства мощностью 8 тысяч тонн в год на Могилёвском комбинате синтетического волокна, впоследствии крупнейшем в Европе производителе полиэфирных волокон.

В конце 1970‑х Борис Владимирович возвращается во ВНИИВ, заняв сразу две должности — заведующего Бюро технической информации (БТИ) и учёного секретаря вновь открытого Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций. Работа в БТИ открыла дополнительные ресурсы его таланта — умение ярко, грамотно, чётко, доступно и кратко излагать устно и на бумаге не только свои, но и чужие мысли, в том числе при составлении аннотированного указателя отечественных и зарубежных источников по химическим волокнам. Его обзоры, справки, аннотации и другие служебные и информационные материалы пользовались большим спросом и обладали колоссальной пользой для широкой аудитории проектно-исследовательских и инженерно-технических сотрудников подотрасли химических волокон и смежных отраслей. Легендарный министр химической промышленности СССР Леонид Аркадьевич Костандов, когда его интересовала какая‑либо проблема, связанная с волокнами, всегда просил: «Только пусть напишет Петухов». И Борис Владимирович готовил ему исчерпывающую справку, например, о техноэкономическом сравнении шинного корда из полиамида-6 (капрон) и полиамида-66 (нейлон) в мировом масштабе, причём максимум на одной странице.

Отцы советского лавсана — кто они?
Всесоюзный научно-исследовательский институт синтетических волокон, Тверь

Вот история с созданием производства высокоэластичной нити спандекс на Волжском заводе синтетического волокна. В 1974 году Л. А. Костандов поручил срочно подготовить обоснование на закупку такого производства для председателя Совмина СССР А. Н. Косыгина, который обещал за выходные дни рассмотреть предложение министерства. Разумеется, задание передали Б. В. Петухову для достойной реализации. За один день оно было выполнено на двух страницах, включая несколько собственноручных рисунков, с шапкой: «Спандекс делает революцию в женской одежде, такую же, как нейлон в технике». На следующий день после выходных был получен ответ премьера с резолюцией: «Решить положительно».

К сожалению, последние годы жизни дались ему тяжело. К слабому здоровью добавились проблемы, связанные с рыночными реформами в нашей стране, когда исследовательская работа во многих научных коллективах была подменена коммерцией и борьбой за выживание. Борису Владимировичу больно было видеть, как загибается наука, как обесцениваются крупные достижения учёных, как разрушаются предприятия химических волокон. Часто говорил он пророческие слова: «Скоро во ВНИИВ перестанут думать о новых волокнах и начнут делать гуталин». И он оказался прав: теоретические исследования в области химических волокон в 1990‑х были практически прекращены.

Профессор Б. В. Петухов покинул этот мир на 72‑м году жизни. Согласно его желанию, прах захоронен в родном ему Ленинграде — Санкт-Петербурге на Южном военном кладбище, рядом с могилами родителей и отважных защитников города-героя.

Эмиль Айзенштейн — корифей волоконного производства

Э. М. Айзенштейн известен мировой научной общественности как учёный, наделённый универсальным талантом, работающий во многих областях и сферах химической промышленности, являющийся ведущим специалистом в России по технологии синтеза переработки полиэфиров.

Он родился в 1935 году в Москве. В 1958‑м начал трудовую деятельность во Всесоюзном научно-исследовательском институте искусственного волокна (ВНИИВ), в лаборатории профессора Б. В. Петухова. С той поры он навсегда связал свою судьбу с физикохимией и технологией производства полиэфирных волокон и нитей. Кандидатскую диссертацию на тему «Влияние молекулярного веса полиэтилентерефталата на основные технологические особенности получения и структурно-механические свойства волокна лавсан» Э. М. Айзенштейн защитил в 1965 году, уже будучи сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского института синтетических волокон (ВНИИСВ), где работал на протяжении 23 лет, возглавляя до 1975 года лабораторию, а затем отдел полиэфирных волокон.

Отцы советского лавсана — кто они?
Э. М. Айзенштейн

Эмиль Михайлович руководил научными исследованиями, принимал активное участие в проектно-технологических работах, пуске и освоении производств полиэфирных волокон и нитей ПО «Химволокно» в Могилёве, Курске и Светлогорске, в создании новых видов продукции на этих предприятиях и внедрении её в смежных отраслях.

Значителен вклад Э. М. Айзенштейна в разработку теоретических основ процессов производства полиэфирных волокон и нитей. Им исследованы и обоснованы оригинальные физико-химические приёмы их получения, направленные на совершенствование технологического процесса. Теоретические и практические результаты этих исследований были обобщены Э. М. Айзенштейном в докторской диссертации на тему «Разработка процессов производства полиэфирных волокон, основанных на принципах физической и химической модификации полиэтилентерефталата», которую он защитил в 1984 году.

В сферу интересов Эмиля Михайловича входят вопросы, находящиеся на стыке химической и текстильной отраслей. В частности, им исследован ряд направлений получения нетканых материалов различного применения, в том числе медицинского назначения, кровельных материалов и др. По результатам этих исследований опубликовано около 20 научных статей и обзоров, главным образом в журналах текстильного и строительного профиля.

Научное наследие Э. М. Айзенштейна огромно: им опубликовано более 600 научных работ, в том числе более 75 изобретений и 5 монографий. Вклад Э. М. Айзенштейна в развитие промышленности химических волокон отмечен орденом «Дружба народов», другими правительственными наградами, знаками «Почётный химик» и «Отличник химической промышленности», семью медалями ВДНХ СССР. В 1995 году ему было присвоено почётное звание «Заслуженный деятель науки и техники Российской Федерации».
Эмиль Михайлович и сегодня живейшим образом участвует в жизни химической отрасли, способствует возрождению волоконной промышленности. Нынче некоторые химические холдинги начинают проявлять интерес к производству волокон, над идеей воссоздания подотрасли бьются российские министерства. И ни один из текущих проектов не обходится без критического внимания Э. М. Айзенштейна, одного из отцов советского лавсана.

Вас также может заинтересовать:
Хлопковый рынок: Россия и СНГ — что дальше?

Алексей Силаков, д. э. н., проректор по науке РГУ им. А. Н. Косыгина (Технологии. Дизайн. Искусство) В журнале «Легпром ревю» № 1 / 2021 была опубликована статья «Почему Read more

Время льна давно пришло

Может ли Россия за 7 лет возродить производство льна и стать реальным конкурентом Франции и Бельгии? Юрий Крупнов, видный общественный деятель, а по базовому образованию — агроном, Read more

Старые стены, новые идеи и вера в будущее

Владимир Юданов, специальный корреспондент «Легпром ревю» В четвёртое столетие своей истории Ярославский комбинат технических тканей «Красный Перекоп» идёт с суперсовременной концепцией освоения Read more

Господдержка легпрома: кто ищет, тот найдёт

Анна Семёнова, обозреватель ресурса www.1001inf.ru, Иваново В разговорах с руководителями предприятий текстильной и лёгкой промышленности, скажем, лет 10‑15 назад можно было услышать рассуждения, Read more

Зелёный — новая классика

В России появился первый экостандарт для текстиля и кожи В российской лёгкой промышленности произошло знаковое событие — создан первый экологический стандарт Read more

Рынок спортивной одежды: современные тренды и ожидание перемен

Галина Кузнецова,доцент кафедрымировой экономикиРЭУ им. Г. В. Плеханова,канд. экон. наук Мировой рынок спортивной одежды растёт опережающими темпами. В 2020 году мировые продажи Read more

Поставщики и потребители встречаются онлайн

Кристина Капезина,руководитель проектаLEGPROM.Cloud LEGPROMB2B.market — универсальный инструмент для оптовых закупок и продаж В эпоху коронавируса и карантинных мер все секторы экономики, в том числе и сектор Read more

Ориентация на инновации

С 14 по 16 марта в ЦВК «Экспоцентр» проходит 11‑я Между­народная выставка тканей и текстильныхматериалов ИНТЕРТКАНЬ — главное событие Российской недели текстильной и лёгкой промышленности. Не так Read more

Мир меха: рынок растёт

В 2021 году отмечен рост продаж на меховом рынке. По отчётам аукционов, произошло колоссальное увеличение спроса на пушно-меховое сырьё и полуфабрикат. Цены на пушнину выросли от 25 % до 100 % Read more

ВЕЛЛЕС: 30 лет — это только начало

Группа компаний «Веллес» и поставляемое ей оборудование и решения для лёгкой и текстильной промышленности хорошо известны и пользуются популярностью на российском рынке с 1992 года. Об истории Read more