Центры компетенций: новое или хорошо забытое?

Владимир Бреус, экс-редактор газеты «Мир текстиля», Иваново
Владимир Бреус, журналист (Иваново)

Старший научный сотрудник Института стратегии развития образования Российской академии образования Марина Аксёнова, ссылаясь на аналитический центр «Эксперт», общественную организацию «Деловая Россия» и «Левада-центр», приводит следующие данные: более 60 % выпускников вузов не могут найти работу по специальности; более 50 % не используют в своей работе узкопрофессиональные компетенции; 38 % бывших студентов при поступлении на работу нуждаются в переобучении.

АНО «Россия — страна возможностей» видит выход в создании при вузах центров компетенций, которые по замыслу позволят «спрямить» пути работодателей и выпускников навстречу друг другу за счёт формирования надпрофессиональных компетенций. При всей ясности намерений предложенный для их реализации инструмент вызывает ощущение дежавю. Так ли это? Обратимся к специалистам.

Где искать истоки?

Директор Центра развития компетенций в маркетинге НИУ «Высшая школа экономики» Татьяна Комиссарова считает исходной точкой возникновения центров компетенций стремление компаний удержать знания, касающиеся специфики технологий и других аспектов, что на советских предприятиях первоначально реализовалось в форме наставничества, организации заводов-втузов, а также базовых кафедр, принадлежащих предприятиям.

Центры компетенций: новое или хорошо забытое?
Татьяна Комиссарова,
Высшая школа экономики

В подтверждение этих слов мне вспоминаются два вуза советского периода в Ростове-на-Дону, в которых ярко и результативно были представлены, казалось бы, совершенно противоположные тенденции — узкопрофильность и междисциплинарность, но обе с положительным эффектом.

Первый — завод-втуз, предприятие и учебное заведение в одном флаконе. Таких вузов было всего несколько на всю страну, а сейчас их и вовсе нет. Инженеры-выпускники завода-втуза при «Ростсельмаше» ценились не только на выучившем их комбайностроительном предприятии, но и в мощных вертолётостроительных концернах, и на высокотехнологичных авиазаводах, поскольку недавних студентов не нужно было вводить в курс дела и доучивать.

Второй пример — учёба в Ростовском (бывшем Варшавском, эвакуированном в этот южный город ещё в 1914 году) университете запомнилась мне тем, что нас учили прежде всего учиться. Не требовалось массированного запоминания, учебный процесс предписывал развивать само мышление применительно к ставившимся задачам, формировать информацию под них и стремиться «вывести общую формулу» процесса. При этом диапазон дисциплин был гораздо шире стандартного — за счёт факультативных курсов. На факультете физики популярностью пользовались «История музыки», «История театра» и «История кино».

И для многих это стало не только способом расширения кругозора, но и моментом собственной профкорректировки. Может быть, благодаря именно такому подходу из выпускников РГУ стране известны не только «профильный специалист» Дмитрий Дибров, но и учившийся в межфакультетской группе биофизики «междисциплинарник» — нейрокибернетик Нурали Латыпов, ставший затем и философом со степенью, и первым обладателем приза «Хрустальная сова» игр «Что? Где? Когда?», а чуть позже и советником мэра Москвы. Из более позднего выпуска ростовского физфака можно назвать имя известного режиссёра Кирилла Серебренникова.

Есть и грустный пример. Выпускник физфака, не отступивший от специальности (но тоже с удовольствием посещавший гуманитарные факультативы), радиофизик Нурахмед Латыпов попал в ситуацию, обратную той, которую мы сейчас рассматриваем. Изобретённое им устройство виртуальной реальности («Виртусфера») настолько опережало время, что, несмотря на ряд между­народных выставочных наград, так и осталось невостребованным. А вот США обратили на него внимание. В результате и «Виртусфера», и её изобретатель оказались за океаном, где пребывают и по сей день.

Заморский и отечественные

Конечно, современные центры компетенций не будут копиями былых заводов-втузов, поэтому проследим за дальнейшей историей их становления. Второй вехой в этом процессе Татьяна Комиссарова называет попытку США и Европы объединить сохранение информации с «затачиванием» профессиональных компетенций студентов под нужды предприятия. Третьей — зарождение в США понятия «открытых инноваций», когда разработки, оплачиваемые компаниями, ведутся в университетах, а не в корпорациях, что даёт студентам возможность погружаться в специфику предприятия-заказчика.

Центры компетенций: новое или хорошо забытое?
Марина Положишникова, РЭУ им. Г.В. Плеханова

Честно говоря, и на этой стадии чувство дежавю по отношению к советскому опыту не исчезает. Заместитель директора Высшей инженерной школы «Новые материалы и технологии» Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Марина Положишникова называет ещё один поворотный пункт в становлении центров компетенций: присоединение России в 2003 году к Болонскому процессу, с чего и началась реформа российского образования, приведшая к смещению акцентов в образовании с формирования знаний и умений на формирование:

1) надпрофессиональных компетенций — soft skills, то есть гибких навыков универсально-личностного характера (стремление адаптироваться к меняющимся условиям, лидерство, креативность, коммуникативные способности, управление взаимодействием в команде и др.);
2) навыков hard skills — сугубо профессиональных компетенций.

Здесь уже просматривается новизна — в терминах и их содержании.

Пример европейского центра компетенций приводит аспирант ИВГПУ Иван Суворов, проходивший практику в Германии: «В Институте текстильных технологий Рейнско-Вестфальского технического университета (г. Ахена) существует центр цифровых возможностей, совмещающий обучение с апробированием цифровых технологий в текстильном производстве. По сути, это современный завод с текстильными машинами и различными роботизированными манипуляторами, где можно посмотреть, что представляет собой Индустрия 4.0 на реальном примере».
И снова неотступно возникает ассоциация с заводом-втузом, но уже с оборудованием третьего тысячелетия. Что касается российских реалий, то начальник управления информационных ресурсов и коммуникаций Ивановского государственного политехнического университета Алла Новикова склоняется к тому, что нынешние центры компетенций — это очередная (!) форма организации инновационной деятельности, наводящая на мысль о том, что «количество не всегда переходит в качество, раз мы столько лет ходим по кругу».

Центры компетенций: новое или хорошо забытое?
Алла Новикова,
ИВГПУ

Действительно, период с 2013 по 2021 год просто усеян почти ежегодными мероприятиями Минпромторга, Минобрнауки и других инстанций по созданию самых разных центров: инжиниринговых, инновационного, технологического и социального развития регионов; компетенций Национальной технологической инициативы (НТИ); опережающей профессиональной подготовки — по новым и перспективным профессиям на уровне, соответствующем стандартам WorldSkills. И завершает эту череду Центр оценки и развития надпрофессиональных компетенций студентов (президентская программа 2021 года). Иными словами, следующие друг за другом инициативы с примерно одинаковыми целями. Хорошо это или плохо? Как всегда, практика — критерий истины.

Центры компетенций: новое или хорошо забытое?
Рабочее совещание в Центре компетенций НТИ СПбПУ «Новые производственные технологии»

По делам их узнаете их…

Ясность с упомянутыми выше центрами НТИ внёс заместитель руководителя центра компетенций НТИ «Новые производственные технологии» Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Олег Рождественский. Ключевой компетенцией центра НТИ СПбПУ является решение прорывных, сложных задач, так называемых задач-вызовов, главные из которых — разработка и применение цифровых двойников, smart design, умное производство, аддитивные технологии и производство, новые цифровые материалы. За последние три года по программам основного и дополнительного образования, а также по направлению «Новые производственные технологии» было подготовлено более 20 тыс. специалистов. Например, в 2021 году в магистратуру была набрана группа, которая обучается с учётом потребностей ООО «Центротех-Инжиниринг», входящего в ГК «Росатом». Учащиеся получают реальный кейс работы в проекте — над изделием, идущим в производство, и у каждого студента есть два научных соруководителя: один со стороны университета, второй — со стороны госкорпорации. Реализованы проекты для разных отраслей.

Центры компетенций: новое или хорошо забытое?
Олег Рождественский,
СПбПУ

Центр развития компетенций в маркетинге НИУ «Высшая школа экономики» является центром дополнительного образования и главной своей задачей имеет формирование специалистов, которые способны найти точки роста на рынке и сформировать решения, чтобы превратить их в зоны прибыли для компании. Только в прошлом году выполнено более пяти заказов на трансформацию функций маркетинга и формирование новой карты компетенций для сотрудников реальных компаний, проведение экспертной оценки персонала и обучение маркетологов работе в новой модели.

Студенты посещают мероприятия центра, а факультеты вносят в свою копилку возможности тех учащихся, кто не обучается на их специальностях, но осваивает надпрофессиональные компетенции.

Успехи легпромовских центров выглядят следующим образом.

В задачи центра компетенций ИВГПУ входят реализация востребованных программ дополнительного образования, практико-ориентированная подготовка кадров, максимально адаптированных к условиям современного рынка труда, участие в развитии региональных модных брендов и информационно-экспертная поддержка предприятий курируемой отрасли.

Центры компетенций: новое или хорошо забытое?
Трикотажные костюмы для компании «ВИОТЕКС» разработаны выпускницей ИВГПУ Хеленой Тадессе

Среди конкретных мероприятий центра — взаимодействие с университетским колледжем в рамках реализации федерального проекта «Профессионалитет» по подготовке специалистов среднего звена.

Центр также подключён к региональной программе по акселерации модных брендов. Один из результатов — уже появившаяся в продаже новая линейка женских трикотажных костюмов «Хелена» ивановской компании «ВИОТЕКС». Она создана выпускницей ИВГПУ 2021 года Хеленой Тадессе вместе с доцентом кафедры дизайна костюма и текстиля им. Н. Г. Мизоновой Еленой Максимовой, конструкторами и технологами компании.

В марте станут известны результаты проектного интенсива с участием финалистов Всероссийского фестиваля «Мода 4.0 — Evolution», прошедшего в минувшем декабре в Иванове. Сразу по его завершении о готовности поработать над коллекциями модной одежды в тандеме с молодыми дизайнерами из Иванова, Москвы, Санкт-Петербурга и Ижевска заявили 10 региональных компаний. Помогать им также будут опытные преподаватели и специалисты центра компетенций ИВГПУ.

По словам ректора ИВГПУ Евгения Румянцева, такие проекты помогают компаниям выделиться на фоне конкурентов, а студентам — «как можно раньше влиться в производственные цепочки и почувствовать себя частью ДНК отрасли».

Исполняя свою главную миссию — развитие профессионального образования и взаимодействие с индустриальными партнёрами, центр компетенций в области fashion-индустрии и fashion-ретейла РЭУ им. Г. В. Плеханова реализует около 15 программ дополнительного образования, является дискуссионной площадкой для профессионалов из сферы модного бизнеса, представляет работу Центра на профильных выставках и конференциях, участвует в актуальном наполнении магистерской программы «Управление модным продуктом», вот уже третий год проводит мероприятие Plekhanov Eco Fashion Day, которое стало визитной карточкой университета.

Центры компетенций: новое или хорошо забытое?
Лаборатория баинга и визуального мерчендайзинга РЭУ им. Плеханова оформлена как учебный магазин

Совсем недавно заработала лаборатория баинга и визуального мерчендайзинга, где можно получить хорошие практические навыки формирования модных коллекций и организации торгового пространства. С центром сотрудничают известные стилисты, дизайнеры, байеры, отраслевые профессиональные сообщества. Здесь проходят презентации, встречи, переговоры, выставляются коллекции модной одежды российских дизайнеров. Сюда приходят не только студенты, но и учащиеся колледжей, старшеклассники. Это реально действующая площадка для развития непрерывного образования.

Параллельная оценка

Как видим, центры компетенций поступательно доказывают свою жизнеспособность реальными инновациями. Автор одного из блоков курса под названием «Основы системного и критического мышления» на факультете комплексной безопасности ТЭК Губкинского университета, депутат Госдумы, известный интеллектуал Анатолий Вассерман считает, что создание центров компетенций не является кампанией для «галочки», поскольку декларируемые ими надпрофессиональные качества «нацелены на то, чтобы залатать дырку, образующуюся из‑за отсутствия у студента целостной картины мира, когда его дрессируют на поведение в конкретных обстоятельствах, и он совершенно не представляет себе, что делать за их пределами».

Инициаторы курса «Основы системного и критического мышления» — декан факультета комплексной безопасности ТЭК, д. т. н. Сергей Гриняев и член Союза писателей России, методолог Дмитрий Гаврилов, поясняют цели, преследуемые этой дисциплиной: развить у учащихся нелинейность движения мысли, способность преодолевать психологические, понятийные и прочие барьеры, умение справляться с леностью ума, творческое воображение, системность, творческую интуицию (предвидение), готовность к нестандартному, эвристическому действию в условиях неопределённости и недостаточности ресурсов и т. д.

Перечисленные цели весьма коррелируют с названными выше надпрофессиональными компетенциями, и они могли бы взаимно дополнить друг друга по схеме «от общего к частному» или наоборот. Во всяком случае, резервы для достижения целостной картины связки «образование — отрасль» у центров компетенций есть.

Вас также может заинтересовать:
Хлопковый рынок: Россия и СНГ — что дальше?

Алексей Силаков, д. э. н., проректор по науке РГУ им. А. Н. Косыгина (Технологии. Дизайн. Искусство) В журнале «Легпром ревю» № 1 / 2021 была опубликована статья «Почему Read more

Время льна давно пришло

Может ли Россия за 7 лет возродить производство льна и стать реальным конкурентом Франции и Бельгии? Юрий Крупнов, видный общественный деятель, а по базовому образованию — агроном, Read more

Старые стены, новые идеи и вера в будущее

Владимир Юданов, специальный корреспондент «Легпром ревю» В четвёртое столетие своей истории Ярославский комбинат технических тканей «Красный Перекоп» идёт с суперсовременной концепцией освоения Read more

Господдержка легпрома: кто ищет, тот найдёт

Анна Семёнова, обозреватель ресурса www.1001inf.ru, Иваново В разговорах с руководителями предприятий текстильной и лёгкой промышленности, скажем, лет 10‑15 назад можно было услышать рассуждения, Read more

Зелёный — новая классика

В России появился первый экостандарт для текстиля и кожи В российской лёгкой промышленности произошло знаковое событие — создан первый экологический стандарт Read more

Рынок спортивной одежды: современные тренды и ожидание перемен

Галина Кузнецова,доцент кафедрымировой экономикиРЭУ им. Г. В. Плеханова,канд. экон. наук Мировой рынок спортивной одежды растёт опережающими темпами. В 2020 году мировые продажи Read more

Поставщики и потребители встречаются онлайн

Кристина Капезина,руководитель проектаLEGPROM.Cloud LEGPROMB2B.market — универсальный инструмент для оптовых закупок и продаж В эпоху коронавируса и карантинных мер все секторы экономики, в том числе и сектор Read more

Ориентация на инновации

С 14 по 16 марта в ЦВК «Экспоцентр» проходит 11‑я Между­народная выставка тканей и текстильныхматериалов ИНТЕРТКАНЬ — главное событие Российской недели текстильной и лёгкой промышленности. Не так Read more

Мир меха: рынок растёт

В 2021 году отмечен рост продаж на меховом рынке. По отчётам аукционов, произошло колоссальное увеличение спроса на пушно-меховое сырьё и полуфабрикат. Цены на пушнину выросли от 25 % до 100 % Read more

ВЕЛЛЕС: 30 лет — это только начало

Группа компаний «Веллес» и поставляемое ей оборудование и решения для лёгкой и текстильной промышленности хорошо известны и пользуются популярностью на российском рынке с 1992 года. Об истории Read more