Наследие императрицы пряжи

Владимир Александров

Мемориальную доску в честь основательницы и генерального директора ООО «Пехорский текстиль» Елизаветы Петровны Терёшкиной установили на стене проходной только в апреле нынешнего года, но память о легендарной предпринимательнице жива во всех начинаниях и проектах подмосковного предприятия. Её называли «императрицей российской пряжи» не только по совпадению имени и отчества с венценосной дочерью Петра Великого, но и по масштабности созданного ей дела. Наследие императрицы сегодня преумножают её дочь, Юлия Николаевна Крылова, ставшая генеральным директором предприятия, её внучка Екатерина Медова, и весь коллектив подмосковного предприятия, обеспечивающего 25% российского рынка пряжи.

Наследие императрицы пряжи

«Пехорка» как Кодовое слово

Первое, что бросается в глаза на «Пехорке», — идеальная чистота. На обширной территории, в цехах и на складах ни пылинки, в воздухе нет характерной для прядильного производства взвеси. Даже в цехе вторичной переработки, куда поступают отходы основного производства, идеальная чистота и порядок. Вспоминается, что когда‑то рассказывала Елизавета Петровна о том, в каком состоянии достались ей помещения старинной фабрики в 1996 году: обветшалые стены, сорванная электропроводка, по неогороженной территории бегают бродячие собаки…

Сегодняшняя «Пехорка» — современное производство, в основном оборудованное компьютеризированной техникой итальянского, японского, немецкого производства. Техника не новая, 2012‑2018 годов выпуска, но благодаря тщательному уходу и грамотному ремонту остановов практически не бывает. Впрочем, на ходу и машины, приобретённые Е. П. Терёшкиной ещё в 1990‑е годы. Тогда она по всей стране скупала оборудование закрывавшихся текстильных комбинатов и даже профтехучилищ.

Предприятие ежегодно выпускает свыше полутора тысяч тонн пряжи для ручного вязания и более 600 тонн — для машинного. В ассортименте — 120 рабочих артикулов только для ручного вязания! Также предприятие производит нити в бобинах для трикотажных фабрик, в основном работающих над детским ассортиментом, верхним трикотажем, всевозможными аксессуарами, домашним текстилем.

«Пехорский текстиль» производит четверть отечественной пряжи из натуральных и химических волокон

Но, конечно, главный и любимый потребитель — российские и зарубежные рукодельницы, любительницы древнего и нестареющего женского занятия — вязания. «Пехорка» давно уже не только название фабрики, но и своего рода термин, кодовое слово, означающее высококачественную пряжу из различных волокон, выполненную в широкой гамме расцветок и имеющую деликатную и нежную текстуру.

Ассортимент подсказывают рукодельницы

«Линейка продукции пересматривается каждый год, — рассказывает Ю. Н. Крылова. — Есть артикулы, которые рукодельниц не «зацепили», они уходят в историю; есть, напротив, настолько полюбившиеся, что наши технологи создают из них отдельную серию. Так, например, получилось с линейкой так называемых капризных пряж: выработали «Детский каприз» для детских изделий, но он оказался настолько популярным, что было решено дополнить коллекцию «Детским капризом тёплым» (того же состава, но из более объёмной нити), «Детским капризом трикотажным», где, напротив, ниточку сделали настолько высокой крутки, что она стала незаменима в работе мастериц, любящих работать над проектами с деликатно-утончёнными ажурами.
А вот такая пряжа, как «Детская новинка», на все времена. Одна из первых разработок, она за всю свою историю ни разу (!) не уступила лидерства продаж.

Наследие императрицы пряжи
Юлия Крылова, генеральный директор «Пехорского текстиля»

Наши специалисты тщательно следят за модными тенденциями, поэтому у нас всегда есть понимание, какая пряжа будет особо популярной в том или ином сезоне. Например, минувшей зимой был бум на «Буклированную». Фабрика едва успевала её нарабатывать: приходилось и пополнять существующие цветовые ряды и, в зависимости от потребностей наших вязальщиц, нарабатывать новые.
Видя, насколько среди молодёжи популярны объёмные изделия, ответили им пряжей «Осенней», причём тоже экспериментировали с цветами, разбавляя утверждённую палитру дополнительными оттенками.

Много лет не слабеет интерес россиянок и мастериц вязания на постсоветском пространстве к пряжам «Конопляная», «Льняная», «Крапивная». Это наша изюминка, наша эксклюзивная продукция, которая не встречается у других производителей.

Нельзя сказать, что отечественные и зарубежные мастера вязания отдают предпочтение какому‑то определённому виду пряжи. Востребовано абсолютно всё, у каждой группы мастеров свой выбор. Потому ещё на этапе задумки того или иного артикула мы во главу угла ставим вопрос: для каких целей эта пряжа создаётся. И своими предложениями отвечаем на запросы потребителей. Для нас очень важна обратная связь с вязальщицами, чтобы быть в курсе, что действительно удалось, а что не получилось. К примеру, пряжа «Крапивная» была встречена рукодельницами на ура, однако скоро пошли обращения, что вязаные полотна косят… Пришлось артикул снять, и наши технологи занялись его доработкой: крапивное волокно разбавили хлопком, сделав пряжу нежнее и стабильнее. Совсем скоро будем анонсировать новинку «Нежная крапива».

Ориентируясь на запросы российских рукодельниц, продолжаем нарабатывать и свою новую серию «Суперэлита»: уже все готово, чтобы порадовать рукодельниц, работающих с фантазийными нитями. В этом году их ждет полушерсть с эффектом фламе (30% тончайшая мериносовая шерсть, 70% бамбук) — «Тайное желание».

Возвращение суперэлиты

Особо гордятся на «Пехорке» тем, что сегодня могут предложить мастерицам пряжу, относящуюся к категории «суперэлита».

«Это одна из задумок Елизаветы Петровны, своеобразный ответ на санкции, из‑за которых российские вязальщики остались без высококачественной австралийской и новозеландской шерсти, — рассказывает Юлия Николаевна. — Появлению новинок предшествовала серьёзная работа. Были внимательно изучены обращения, предложения и критические замечания от мастеров вязания, которые в ситуации экономических санкций остались без привычной для своих проектов продукции. Наши специалисты тщательно проанализировали технологию производства близких по качеству артикулов из «Элитной» и «Зимних» серий. Удалось закупить австралийскую гребенную ленту тониной 19 мкм, отвечающую нашим запросам по чистоте. Только после этого наработали несколько образцов суперэлитной пряжи, которая бы отвечала запросам мастеров, работающих с премиальной пряжей. Наконец добились уровня поточного производства, обеспечивающего непрерывный выпуск и стабильное качество. И вот уже год как мы успешно вырабатываем премиальные нити. Пока в работе две из разработанных нами новинок — «Воздушный кант» и «Волшебное детство». Но мы намерены развивать линейку суперэлиты и изыскиваем источники оптимальных волокон в дружественных странах. Отмечу, что нам удалось создать не подражание зарубежным образцам, а новый продукт, аналогов которому нет».

Для десантников и… торопыжек

«Большая ответственность для нашего предприятия — работа на нужды оборонного ведомства, — рассказывает Ю. Н. Крылова. — Нашей фабрике доверено вырабатывать шерстяную пряжу для беретов российских военнослужащих. АО «Княгининская швейная фабрика» (Нижнегородская область) — единственный в стране изготовитель головных уборов для элитных воинских подразделений. А вот пряжу, которая идёт на эти изделия, производит «Пехорка». Требования к ней у военных особые: изготовляется она из высококачественного сырья, 100%-й мериносовой шерсти. Прежде чем она поступит в Княгинино, каждая партия проходит «военную приёмку». Не первый год наш коллектив с честью выдерживает этот экзамен, и мы очень гордимся, что наши доблестные десантники, морпехи, спецназовцы несут службу и выполняют свои боевые задачи в беретах из нашей пряжи.

Наследие императрицы пряжи
Екатерина Медова, внучка Е. П. Терёшкиной, работает в лаборатории «Пехорки»

Наша гордость и линейка пряжи для так называемых аптекарских товаров (согревающие пояса, наколенники, налокотники, специальные носки и жилеты). Их производители активно используют нашу пряжу из чистой верблюжьей шерсти и из смесей с ней. Из такой пряжи изготавливают предметы одежды для космонавтов, подводников, водолазов, моряков, альпинистов.

Уже несколько лет мы помогаем сообществу рукодельниц «Я свяжу тебе жизнь». Объединились они с целью поддержки международного движения «28 петель» и начали дарить тёплую заботу поспешившим появиться на свет малюткам. Сотрудники компании совместно с общественницами проводят благотворительные акции, создавая полные тепла и любви вязанные изделия для крошек. Такую поддержку мы оказываем мамам и их торопыжкам на Донбассе.

Маршруты интеграции — старые и новые

Конечно, у предприятия с огромными оборотами есть трудности с сырьём, и они обострились из‑за западных санкций. В производстве пряжи для машинного вязания, перешедшем на отечественный продукт, возникают проблемы из‑за качества сырья. «По тонине отечественная шерсть нас удовлетворяет, а по чистоте цвета, количеству остевых волос, всякого рода вкраплений не выдерживает никакой критики, — сетует Екатерина Медова, сотрудница лаборатории «Пехорки». — Чтобы выработать нить элитную, премиум-класса ничего не остаётся, как прибегать к покупке импортного топса, а выстраивать отношения с зарубежными поставщиками сегодня непросто».

Зато налаживаются поставки льняных волокон. Предприятие «Русский лён» из Смоленской области бесперебойно обеспечивает «Пехорку» качественным отечественным сырьём, а значит удовлетворены потребности рынка в любимой пряже серии «Льняная» (55% лён, 45% хлопок).

Нет стабильного источника конопляных волокон, а спрос на «Конопляную» есть, и ещё какой! Ранее покупали коноплю в Китае, но с учётом доставки невесомые волокна оказываются золотыми. На «Пехорке» надеются, что вслед за возрождением льняных цепочек на Смоленщине и в других регионах обратят внимание на древнее богатство русской земли — коноплю.

Акриловые нити и жгут поставляет белорусский «Нафтан» — единственный источник акрила на постсоветском пространстве. «Нафтан» держит весьма высокую цену, и «Пехорка» не может удовлетворить запросы вязальщиц на пряжу с акрилом для носочной группы — дорогое химволокно идёт в более элитную продукцию. Возрождения производства химических волокон в России «Пехорка» ждёт с нетерпением, как и все предприятия текстильной отрасли. Как‑то негоже иметь такого рода дефицит в нефтегазовой державе.

А вот красители подмосковные прядильщики используют итальянские — в то время как российские химики уже наладили выпуск качественных текстильных составов. Дело тут не в недальновидности: европейские красители всё же классом повыше, складские запасы сделаны, оборудование заточено под итальянскую продукцию. Но возможности закупок российской текстильной химии на «Пехорке» уже рассматривают, понемногу готовя «техническое задание» для химпрома.

Расширение запросов крупнейшего производителя пряжи на российские продукты неизбежно, ведь «Пехорский текстиль» продолжает расти. Уже два года как люберецкое предприятие приросло мощностями в Новой Москве и в городе Бор Нижегородской области. На базе Троицкой камвольной фабрики работают прядильные и паковальные цеха. А в Бору оборудовано прядильное производство натуральных нитей из полугрубых сортов шерсти. Сюда же из Троицка перенесён и оснащён по всем нормам и требованиям красильный цех. В планах — вырабатывать в Бору не менее 300 тонн продукции в год. Это позволит расширить возможности площадей «Пехорского текстиля», ориентируя их на элитные и эксклюзивные продукты.