Киберателье в Приморье: откроет ли проект границы дизайнерам?

Новый виток развития индустрии моды сулит продвижение талантливым российским модельерам на мировой рынок, а покупателям — стопроцентное попадание в новые джинсы и платья.

Киберателье в Приморье: откроет ли проект границы дизайнерам?
Наталья Баранова, корреспондент агентства «Восток-Медиа» (Владивосток)

Термин «киберателье» стал довольно часто мелькать в отечественном информационном пространстве, начиная с 2020 года. Поначалу его усвоили профессионалы модной индустрии, а теперь уже и обычные пользователи в общих чертах имеют представление о преимуществах заказа одежды в современных виртуальных примерочных. Вот только сами эти примерочные в России пока существуют только на бумаге — в бюджетных планах. Предлагаем поближе познакомиться с проектом на примере Приморского края, где уже в конце февраля стартует 6‑недельный дизайнерский хакатон для модельеров, стремящихся к большей востребованности своего труда. Официально объявлено, что ждать запуска киберателье в России стоит лишь в 2025 году, но в Приморье взяли обязательства уже к концу нынешнего года наглядно показать, как будет работать новинка.

История идеи

О создании киберателье в Приморском крае впервые предметно заявили на Восточном экономическом форуме в сентябре 2021 года. Идею презентовали эксперты Института развития индустрии моды Beinopen и регионального центра «Мой бизнес». Тогда же во Владивостоке был организован цикл мероприятий, собравших около 200 представителей швейной индустрии, включая модельеров, ретейлеров, владельцев бутиков и ателье, стилистов и бренд-менеджеров.

Сама идея киберателье заключается в применении IT-технологий для адаптации той или иной модели одежды к каждому конкретному пользователю с учётом особенностей параметров его фигуры. Причём подогнать вещь по фигуре в виртуальной примерочной можно всего за несколько секунд, а уж потом все нюансы будут учтены при пошиве на автоматизированном производстве. Новая бизнес-модель Made to Order — «дизайн-продажа-производство» вместо привычной ранее «дизайн-производство-продажа», предполагает сбор заказов на пошив на основе цифровых прототипов и подкупает своей экологичностью и экономичностью.

Киберателье в Приморье: откроет ли проект границы дизайнерам?

В России разработкой технологий виртуальных ателье, начиная с 2014 года, занимаются резиденты Сколково. Созданы оригинальные отечественные программы, которые переносят более 80 параметров с фотографии человека в его 3D-аватар. Искусственный интеллект рекомендует каждому клиенту оптимальный размер и демонстрирует посадку заказанной одежды на фигуре. При этом выгода покупателя будто бы в том, что он получает фактически индпошив по цене масс-маркета — информационные технологии позволяют экономить время и деньги на конструировании и примерках. Цен в будущем киберателье пока никто не называет.

Руководитель Beinopen Алексей Баженов обещает, что помимо готовой вещи покупатель, сделавший заказ в киберателье, получит ещё и цифровую версию своей одежды и сможет использовать её в дальнейшем. Само собой, от пользователей будет требоваться определённая квалификация для уверенного обращения со своими 3D-аватарами в различных приложениях. Требуется она и от дизайнеров одежды — ведь им самим предстоит выкладывать на интернет-платформах 3D-модели будущих изделий. Именно поэтому в образовательный интенсив для модельеров, который в конце февраля открывает Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, включено изучение САПР. Предполагается освоение как параметрических систем автоматизированного проектирования («Грация», «Ассоль»), так и самой популярной трёхмерной — Сlo3D.

Региональный аспект

Как рассказала руководитель проекта «Киберателье и креативные индустрии Приморья» Наталья Карпова, его реализация призвана обеспечить замещение морально устаревшей бизнес-модели производства в лёгкой промышленности, основанной на достижениях практически вековой давности. Согласно утверждённому паспорту проекта, его бюджет составляет 34 млн 250 тысяч рублей — и это бюджетные деньги, заложенные в региональную программу «Экономическое развитие Приморского края».
«В этом году запланирован запуск первого этапа проекта — программного обеспечения, доступные опции которого будут помогать будущим клиентам заказать и получить необходимый товар, а дизайнерам — размещать заказы на фабриках, экономя средства на организации собственных производств. Таким образом, для выпуска продукции или расширения производства не нужно арендовать помещения, покупать оборудование и нанимать персонал. Уже в конце года мы планируем пилотирование первых заказов. Однако проект не сводится к разработке и запуску только программного обеспечения», — подчёркивает Наталья Карпова.

Помимо «кибернетизации» швейной отрасли и внедрения новой бизнес-модели в путь вещей от дизайнерского замысла до конечного потребителя, проект включит ещё и мощную образовательную составляющую, маркетинговые исследования и даже создание специализированной инфраструктуры. Речь идёт о создании центра, объединяющего производственное пространство, конструкторское бюро, креативную лабораторию, продюсерское агентство, помещения коллективного пользования и многое другое. Ориентировочный срок начала работы такого центра — ранее упомянутый 2025 год.

Пока же решено начать с малого — обучения швей и закройщиков. Отрасль испытывает кадровый голод, владельцам производства трудно найти работников на 35 тысяч рублей. Это неоднократно подчёркивали эксперты. Но рынок суров. По словам директора Института сервиса, моды и дизайна ВГУЭС Инны Клочко, продавцу в одёжном бутике сегодня платят 1000 рублей в день за выход, а заработать 50 тысяч возможно только в крупных сетевых магазинах. Поэтому шансы, что люди заинтересуются швейными специальностями, всё‑таки есть. Обучение будет бесплатным, но с обязательством отработать после окончания курса как минимум год на швейном предприятии.

С модельерами история иная. Для них придумали гораздо больше привлекательных «плюшек». Отвечая на вопрос, что особенного предполагает образовательная программа для дизайнеров одежды и владельцев производств, директор Института сервиса, моды и дизайна ВГУЭС Инна Клочко уверенно заявила: «Особенным там будет всё, начиная с формата. Мы организуем три блока — образовательный интенсив, проектные сессии и завершающий хакатон-воркшоп. В образовательном интенсиве примут участие 15 федеральных спикеров и два — из стран АТР».

Примечательно, что в Приморье с самого начала решили соединить «два в одном» — идею внедрения киберателье в сознание местных модельеров и продвижение самих кутюрье на глобальный рынок. Главным аспектом в будущем дизайнерском хакатоне станет формирование и развитие собственных брендов с подчёркнутым региональным колоритом. Конечно, это не значит, что на каждой сшитой вещи должен красоваться тигр — символ Приморского края, но дизайнеры вплотную займутся разработкой брендированной упаковки и собственных торговых марок. У многих они уже есть, но пока не обрели настоящей популярности.
«Зачастую наши производители не знают специфики зарубежного рынка. Так как мы находимся на границе АТР, ближайшая перспектива — рынки азиатских стран. Но в них нужно ориентироваться. Чтобы внедрить культурные коды дальневосточного дизайна в одеж­ду, которая будет уходить на экспорт, или выделить ДНК того или иного бренда для продвижения, нужна помощь экспертов. Нужна и бизнес-дипломатия — не всегда наших дизайнеров готовы принять за границей. То есть идея киберателье и связанные с этим мероприятия помогут приморским модельерам наладить деловые связи в АТР», — считает Инна Клочко.

Мнения дизайнеров

«Проект киберателье нужен и важен, он должен поднять уровень креативной индустрии в Приморье! Весь мир уже находится на другой ступени развития лёгкой промышленности, а у нас по‑прежнему провинция, много ручного труда и полное отсутствие социализации», — говорит хозяйка швейного цеха Наталья Зайцева. По её мнению, особую ценность проекту придаёт стремление объединить как можно больше представителей швейной отрасли под знамёнами движения к технологическому прогрессу, создать для них общее информационное поле.

В среде профессионалов есть и определённый процент недоверия. Например, дизайнер одежды Елена Павина призналась, что не до конца понимает бизнес-схему новой технологической модели, внедряемой сегодня в нескольких регионах России. Сама она несколько лет работала с китайскими фабриками, выступая представителем европейских модных компаний, размещавших заказы в Азии. По мнению Елены, у новой идеи есть технологический потенциал, привлекательный для модельеров, но он универсален безотносительно региона, в котором проживают дизайнеры и конструкторы одежды.

«Когда мы разрабатываем модель, сначала модельер рисует эскиз, потом конструктор строит конструкцию. Отшивается первый образец, его примеряют на живого человека, вносят корректировки, отшивают второй образец — и так, пока всех не устроит результат. Если используется 3D-моделирование, этот этап можно сократить. Когда‑то я интересовалась этой программой, чтобы строить свои 3D-лекала, но программа дорогая и для индивидуального пошива её покупать нет смысла. Если же в киберателье создание таких лекал будет стоить недорого, такое предложение, наверное, заинтересует модельеров. Вот только непонятно, для чего нужна привязка к местности, ведь применять программу можно хоть из Приморья, хоть из Африки», — считает Елена.

Ещё более радикально высказалась дизайнер Ирина Фомичёва: «Метавселенные, цифровая одежда, 3D-аватары — всё это постепенно входит в нашу жизнь. Правда, с учётом нынешних тенденций есть вероятность, что люди скоро совсем перестанут выходить на улицу. А дома годится и привычный трикотаж, главное требование к которому — удобство и практичность. Новые наряды нужны будут разве что для фотографий в Инстаграме. А здесь можно обойтись и цифровыми аналогами. Зачем тогда производить вещи в реале?»

Поражение или победа?

Приморье никогда не стяжало славу швейного региона. Тем не менее в советские времена крупные, средние и мелкие швейные производства работали практически в каждом городе или посёлке. Штабами отрасли были Дом моды и Краевой дом моделей, находившиеся во Владивостоке, — там на совещаниях решали, какую одежду и в каких количествах надо отшивать, чтобы товар не залёживался на прилавках. Модельеров, технологов швейного производства и закройщиков готовил всё тот же ВГУЭС, тогда называвшийся ДВТИ. На швейные специальности был настоящий бум: в 80‑е годы на дневное отделение набирали 6 групп технологов, на заочное — 10, и был солидный конкурс на места.

В 1990‑х приморские ателье и швейные фабрики стали стремительно банкротиться, сошла на нет и популярность профильного образования в ДВТИ. Затем, в нулевые, был вновь короткий период ренессанса, когда в Приморье пришли южнокорейские инвесторы, открывшие около 150 фабрик с местным персоналом. Но с годами рентабельность производства падала, и в итоге инвесторы ретировались, благородно оставив региону всё завезённое оборудование.

Сегодня в регионе нет крупных фабрик одежды. Предприятие от 30 до 150 рабочих мест уже считается заметным, но и таких в крае едва ли наберётся больше полутора десятков. Есть ещё около тридцати небольших цехов и не поддающиеся пересчёту скромные ателье, многие из которых работают без вывески.

Очевидно, что швейную промышленность региона обрушило её стремительное развитие в соседнем Китае, а позднее — и сетевые бренды, открывшие свои магазины на Дальнем Востоке. Киберателье призвано вдохнуть надежду в приморских модельеров, дав им шанс шире реализовать свои идеи — на тех же китайских фабриках, а почему бы нет? Поражение может обернуться победой, конечно если работы местных дизайнеров станут популярными в мире. Для этого нужно вооружаться серьёзными маркетинговыми стратегиями, но рассуждения о них выходят за рамки предмета данной статьи.

Киберателье в Приморье: откроет ли проект границы дизайнерам?
Мария Шевченко, компания 3D couture

Мнение

Очень радует, что цифровизация швейной отрасли стала внедряться на уровне государственных программ. Тем более что у нас в стране есть отдельные энтузиасты, частные компании и сообщества, уже много лет занимающиеся цифровым проектированием одежды и созданием точных виртуальных копий людей. Есть проверенные в работе подходы и, конечно, огромное поле для новых исследований.

34 млн рублей инвестиций вполне хватит на оборудование одной небольшой фабрики и обучение пары десятков специалистов — один успешно реализованный проект может привлечь интерес со стороны частного бизнеса и уже более серьёзное финансирование.

Идею киберателье, на мой взгляд, возможно осуществить уже сейчас. Я могла бы посоветовать подойти к проекту с хорошей технологической подготовкой — при изготовлении реальных вещей, в отличие от цифровых, мы имеем дело с технологией производства, на которую решающее влияние оказывают используемые при производстве материалы и оборудование. На все изделия, предлагаемые к продаже, должны быть в наличии ткани и фурнитура, подготовлены технологические карты для их производства с учётом имеющегося оборудования. А для гарантии того, что вещи хорошо сядут на фигуру, необходимо иметь точные 3D-сканы заказчиков. Для этого нужно развернуть сеть кабин для 3D-сканирования людей. Кстати, такие разработки уже есть у российских компаний.

Вас также может заинтересовать:
Хлопковый рынок: Россия и СНГ — что дальше?

Алексей Силаков, д. э. н., проректор по науке РГУ им. А. Н. Косыгина (Технологии. Дизайн. Искусство) В журнале «Легпром ревю» № 1 / 2021 была опубликована статья «Почему Read more

Время льна давно пришло

Может ли Россия за 7 лет возродить производство льна и стать реальным конкурентом Франции и Бельгии? Юрий Крупнов, видный общественный деятель, а по базовому образованию — агроном, Read more

Старые стены, новые идеи и вера в будущее

Владимир Юданов, специальный корреспондент «Легпром ревю» В четвёртое столетие своей истории Ярославский комбинат технических тканей «Красный Перекоп» идёт с суперсовременной концепцией освоения Read more

Господдержка легпрома: кто ищет, тот найдёт

Анна Семёнова, обозреватель ресурса www.1001inf.ru, Иваново В разговорах с руководителями предприятий текстильной и лёгкой промышленности, скажем, лет 10‑15 назад можно было услышать рассуждения, Read more

Зелёный — новая классика

В России появился первый экостандарт для текстиля и кожи В российской лёгкой промышленности произошло знаковое событие — создан первый экологический стандарт Read more

Рынок спортивной одежды: современные тренды и ожидание перемен

Галина Кузнецова,доцент кафедрымировой экономикиРЭУ им. Г. В. Плеханова,канд. экон. наук Мировой рынок спортивной одежды растёт опережающими темпами. В 2020 году мировые продажи Read more

Поставщики и потребители встречаются онлайн

Кристина Капезина,руководитель проектаLEGPROM.Cloud LEGPROMB2B.market — универсальный инструмент для оптовых закупок и продаж В эпоху коронавируса и карантинных мер все секторы экономики, в том числе и сектор Read more

Ориентация на инновации

С 14 по 16 марта в ЦВК «Экспоцентр» проходит 11‑я Между­народная выставка тканей и текстильныхматериалов ИНТЕРТКАНЬ — главное событие Российской недели текстильной и лёгкой промышленности. Не так Read more

Мир меха: рынок растёт

В 2021 году отмечен рост продаж на меховом рынке. По отчётам аукционов, произошло колоссальное увеличение спроса на пушно-меховое сырьё и полуфабрикат. Цены на пушнину выросли от 25 % до 100 % Read more

ВЕЛЛЕС: 30 лет — это только начало

Группа компаний «Веллес» и поставляемое ей оборудование и решения для лёгкой и текстильной промышленности хорошо известны и пользуются популярностью на российском рынке с 1992 года. Об истории Read more